Зцілення 10 прокажених: проповідь

16 грудня 2017
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
В конце сегодняшнего евангельского чтения, которое все посвящено благодарности, есть короткие слова Христовы: Исцелилось десять прокаженных - а где же девять? Как не нашли они в себе теплоты сердечной, благодарности, чтобы воздать славу Богу? Как это так, что единственный, кто вернулся ко Христу прославить Бога и поблагодарить Его, это иноплеменник, чужой человек?
Нам кажется это таким странным - а вместе с этим, разве не это происходит все время, все время и в нашей личной, и общественной, и церковной жизни? Как редко мы умеем благодарить… О, просить мы умеем, ожидать помощи, внимания, ласки - умеем! Жаловаться на то, что она нам не дана тогда, когда нам хочется ее иметь - мы умеем. Но когда Бог или человек окажет нам внимание, мы это принимаем, как должное; когда Бог или человек окажет нам милость, мы на нее радуемся, мы ее берем, иногда ненадолго бережем - но благодарить забываем: разве не на то Бог существует, чтобы о нас заботиться? Разве не на то мой ближний существует, чтобы он меня не забыл?.. Нет - не на то! И мы проходим мимо каждого случая, от которого наша душа могла бы загореться радостью, стать счастливой, благодарной.
Бывает и другое, то именно, о чем говорит Христос: свои не благодарят, свои все принимают, как должное; благодарят трепетно, с изумлением, чужие... В данном случае, вероятно, это был самарянин, один из тех людей, который не только был прокаженный, больной, отверженный людьми, страхом для людей из-за своей заразной болезни, но такой человек, который и по рождению своему был для всякого израильтянина чужим: к нему не прикасались, от него отворачивались. И для него то, что Христос оказал ему милость, было не только чудом исцеления, - это было чудом и другого рода. Он вдруг обнаружил, что для Бога чужих нет, что хоть люди могут от него отвернуться, его не признавать за своего - Богу он свой, родной, никакие границы, никакие пределы и преграды не стоят между ним и Богом. И он вернулся; он вернулся в своей радости и благодарности, потому что он не только был исцелен: для него это было откровение любви, откровение о Боге.
Как часто бывает так и в нашей среде. Человек, который себя чувствует и считает еще чужим, не своим в нашей среде, получает какие-то знаки внимания, теплоты, ласки - и как он радуется тому! Он радуется, что ему блеснуло мгновение молитвы, что человек ему улыбнулся, что его поздравили с причащением, что его заметили - и все для него чудо. Самая малая милость, человеческая или Божеская, для него - чудо, радость и случай благодарить чуть ли не со слезами, трепетно, потрясенно. А потом человек делается «своим», он входит в наше общество, и тогда - как жутко видеть, что вместо того, чтобы радоваться на каждую мелочь, считать, что каждая крупица любви, молитвы, внимания, благодати - это чудо и ликование, человек все начинает принимать за должное и уже начинает считать и Бога, и людей своими должниками. Благодарить - нет! ему все мало. То, что когда-то было так дивно, редко, неслыханно, теперь стало для него обычным, на это он имеет право, это его собственное - а ему нужно новое, другое, еще, и еще; и разгорается жадность, духовная жадность, душевная жадность. И благодарение гаснет, как гаснет радость, как гаснет изумление о том, что бывают такие чудеса, что меня кто-то заметит, что меня заметит Бог, что вдруг оказывается, что я ни Богу, ни людям не чужой, а свой.
Подумаем над этим. Это ужас, перед которым я стою все время! Чужой человек - всему рад, свой - ничем не удовлетворен. Как это страшно!.. Когда это относится к нам, людям, то можно сказать: Да - мы не долюбили, мы не проявили достаточно внимания, тепла, ласки, понимания. Но когда это к Богу относится - разве это не уродство! Подумаем об этом и научимся благодарить. И если только мы научимся каждую самую малую долю радости принять в сердце, сделать ее предметом благодарения и ликования, тогда наша жизнь станет действительно вся искриться радостью, станет прекрасной. Каждый из нас станет для другого источником радости и причиной благодарения. И тогда мы не будем жаловаться на то, что все, все, все нам мало: каждое слово, взгляд, движение, от Бога или от человека будет для нас явлением, признаком того, что мы свои, а большей радости чем эта - нет. Аминь.

Митрополит Антоній Сурожский