Починає роботу недільна школа для дорослих: анонс

30 серпня 2017
Цієї  неділі, 3 вересня, відкриває свої двері недільна школа для дорослих. За традицією, її заняття будуть проходить відразу після Літургії в новій частині храму, що створює особливу атмосферу цих зустрічей. Цікавим є й формат цих занять: викладач школи, пані Наталя Ковтун дуже ретельно підбирає матеріали та задає напрямок обговорення, до якого долучитися можуть всі бажаючі. За словами священика нашого храму, отця Геннадія Рохманійка, матеріали ці є безцінними, бо пані Наталя обробляє до кожного заняття велику кількість джерел, інколи дуже незвичних. І це робить кожну зустріч цікавою, наповненою, спонукаючою до роздумів.
 
Починає цьогорічну роботу школа з дуже цікавої, глибокої, хоч і зовсім невеличкої за обсягом , книги Старого Заповіту - Книги Йова. Тож запрошуємо всіх бажаючих на заняття недільної школи для дорослих.
 
І пропонуємо вашій увазі роздуми над рядками книги Йова нашого парафіянина Анатолія Лукаша, який вже декілька років як відійшов у вічність. 

Иов и притча о бедном Лазаре

Анатолий  Лукаш


Я должен сделать необходимое вступление.
Мои знакомые, которым я иногда читаю свои писания, упрекают меня в том, что в них много цитат и мало моего текста. Дело в том, что я не религиозный писатель, я вообще не писатель — просто я читаю тексты замечательных христианских проповедников и богословов (м. Сурожского Антония, о. Александра Меня, о. Георгия Чистякова и др.), стараюсь понять, осмыслить их, разобраться в «противоречиях», которые я иногда в них нахожу, и которые меня, грубо говоря, ошарашивают, чтобы создать в себе настоящее христианское понимание того, что происходит с нами (со мной) в жизни, как относиться ко всему, что сваливается на нас.
Есть  проповедь м. Сурожского Антония на  притчу о богаче и бедном Лазаре. Говоря о бедняке, владыка Антоний сказал:
«А этот человек не тем был духовно богат, что скорбел, а тем, что лежал он, и вся жизнь его была криком о помощи, о жалости, о милости. И тогда как богатство застилало в сознании домохозяина самый вопрос о том, для чего он живет, как он будет умирать и что будет потом, нищий всю жизнь прожил перед лицом этого вопроса: Зачем? Чего ради? Ради чего эта скорбь, для чего эти страдания? И что еще будет впереди?..»
Этот отрывок из проповеди м. Антония вызвал у меня ассоциации с «Книгой Иова», о которой Честертон сказал, что она не только «самая занимательная из древних книг», но и «самая занимательная из книг нынешних».
«Книга Иова» прекрасно трактована о. Александром Менем в его «Исагогике», я же отталкиваясь от приведенных слов владыки Антония,   увидел еще одну неожиданную грань  этой великой книги: в результате страдания, наложенного на него Богом, Иов преображается, становится «духовно богат», как сказал м. Антоний о бедном Лазаре.
Содержание «Книги Иова» широко известно.
Испытывая преданность Иова, Бог отдает его в руки сатаны, который лишает Иова всего его богатства, убивает всех детей и, наконец, покрывает все тело коростой — превращает в прокаженного.
Страдания Иова невыносимы, он проклинает день, в который рожден и только и мечтает: «Соизволил бы Он сокрушить меня, простер бы руку Свою сразить меня!» (Гл. 6, 8. Все цитаты из перевода  С. С. Аверинцева) К нему приходят  «чтобы соболезновать ему и утешать его» Элифаз, Билдал и Цофар.
Иов и пришедшие его утешать, по-видимому,  были друзьями, наверное, они время от времени встречались и беседовали на духовные темы; по-видимому, они были единомышленниками.
Исходя из этого, я хочу сделать  предположение, что  Иов до своего несчастья мыслил так же, как они, и  если бы такое же несчастье произошло с кем-то другим, говорил бы ему то же, что говорили Иову его друзья.
Чем же «вразумляют» Иова его друзья?
Элифаз  говорит, что Иов наказан за неизвестный ему грех-неправедность, он не чист перед Богом, в нем порок,  он должен быть счастлив, что наказан и гнев его глуп и убивает его — он должен смириться. Элифаз пытается найти причину мучений Иова в том, что тот, по-видимому, совершал зло. Это напраслина, ведь Бог в совете говорил об Иове: «далек от зла».
Билдад уверен, что  Иов виновен, Бог прав, Иов не верит в Бога!
Цофар идет еще дальше: Бог еще милостив к Иову; он называет Иова отступником от веры!
Таким образом, друзья Иова «утешают» его, доказывая, что на самом деле виноват он сам своими, на самом деле, не совершенными грехами, и тем, что он не принимает заслуженного наказания.
Иов говорит:
«И я бы мог говорить, как вы,
будь ваши души на месте моей:
изощрялся бы перед вами в речах
и головой своей над вами качал,
ободрял бы вас языком своим
и утешал движением моих губ!» (Гл. 16, 4-5)
И вот тут происходит нечто совсем другое: Иов преображается, он не только кричит о своих болях – происходит его духовное рождение.
Я процитирую еще раз м. Антония: «нищий всю жизнь прожил перед лицом этого вопроса: Зачем? Чего ради? Ради чего эта скорбь, для чего эти страдания? И что еще будет впереди?..»
 Иов кричит о несправедливости жизни (21, 6-15)
«К чему злые остаются жить, и достигают старости в расцвете сил? Их дети устроены пред лицом их, и на глазах их растет их побег; в безопасности от бед их дома, и Божьего бича на них нет! Их бык прыгает и плодотворит, их корова не выкидывает плода своего. Как овец выгоняют они своих детей, и скачут как телята чада их: ликуют под шум бубна и струн, веселятся, слушая свирели напев. В счастье провожают они свой век и сходят в преисподнюю легко.  Богу они молвят: «Уйди от нас! Не хотим знать путей твоих! Что есть Крепкий, чтоб нам служить Ему, и что проку прибегать к Нему!»
В конце книги Бог, оценив праведность Иова, возвращает ему богатство, у Иова снова много детей.
Но думается, он не мог не измениться после такого испытания,  после такой Божьей школы.
Он не может после того, что с ним произошло, фарисейски обвинять несчастных в на самом деле не совершенных ими грехах и убеждать принять как должное невыносимые страдания. Он уже не может быть единомышленником своих бывших друзей. В нем произошло духовное перерождение.
Мне хочется привести одно высказывание м. Сурожского Антония, которое не дает мне покоя уже несколько лет.
«И вот здесь начинается духовная жизнь человека, христианская жизнь: в какую бы обстановку он ни был поставлен, как бы все ни было темно и страшно вокруг него, если действительно он верующий, если действительно он верит, что ничего в его жизни не может случиться иначе как с благословения Божия, (выделено мной) он может из глубин мрака, ужаса, страха воскликнуть: а все-таки, Господи, слава Твоему Царству, слава Твоему имени!.. Мрак, о котором я говорю, бывает очень разный. Это может быть мрак внешних обстоятельств, которые бывают иногда такие мучительные и страшные: голод, холод, оставленность, гонения, тюрьма, война, брошенность самыми близкими людьми; /…/ Как бы то ни было, в каких бы ни были мы обстоятельствах,  если действительно для нас Бог — Тот, Кем  Он является: предельная красота, торжество жизни, которое мы называем любовью, то мы можем из самых глубин мрака сказать: а все-таки, Господи, слава Тебе!..»
( Митрополит Антоний Сурожский «Беседы о молитве» САТИС, СПб, 2000, с.127-128)
Но, спрашивается: если все это, весь этот мрак внешних обстоятельств: «голод, холод, оставленность, гонения, тюрьма, война...» происходят «не иначе как с благословения Божия», то зачем  и почему это?…
Сопоставляя с тем, что говорилось по поводу «Книги Иова», напрашивается ответ: Бог, подвергает нас тяжелым испытаниям для того, чтобы воспитать в нас духовность.
Я хочу подтвердить это ошеломившим некогда  меня отрывком из «Пастырь Ерма»: «не оставит тебя Бог (чтобы спасти — А. Л.), доколе не сокрушит сердце твое, либо кости твои».
 «Книга Иова» была написана в IV веке до Рождества Христова, «Пастырь Ерма» кажется во 2-м веке после Рождества, владыка Антоний говорил с нами совсем недавно, но во всех этих произведениях есть мысль, что Бог подвергает нас тяжким испытаниям, чтобы спасти нас.
*****
Через несколько дней после того, как я написал все это и, признаюсь, мне самому понравилось, что все логично и связно, меня как кирпичом по голове ударила ужасающая мысль — а ДЕТИ — за что страдают больные маленькие дети, — чтобы выросла их духовность? — да это же просто бред какой-то!
Одно из моих самых любимых произведений: очерк о. Георгия Чистякова «Нисхождение во ад».
Отец Георгий духовно окормлял детей в детской больнице; он пишет, что за один месяц ему пришлось похоронить шестерых детей, несмотря на то, что десятки людей о них молились.
«Мертвые дети — дети школы Бога?» - пишет о. Георгий — «…так учили со времен Средневековья и Византии и богословы прошлого и мы так утверждаем следом за ними».
« Если Бог все это устроил хотя бы для нашего вразумления, то это не Бог, это злой демон, его просто надо изгнать из жизни».
 Иисус очень любил детей. «… И обняв их, благословил их, возложив на них руки». (Мк. 13-16)
В чем же дело: м. Антоний говорит, что все происходит по воле Божией — а дети?! Не могут дети страдать и погибать «не иначе как с благословения Божия»!
О. Георгий и м. Антоний были, по-видимому, и духовно близки, и были друзьями. В некрологе на смерть владыки («Христианос», ном.12) о. Георгий написал,  как теперь трудно, что нельзя снять трубку и позвонить о. Антонию, услышать его голос или приехать в Лондон и просто прижаться к его руке.
В чем же дело? — я спрашивал себя много раз — как соединить то, что говорит владыка Антоний с текстом отца Георгия?
Но нельзя не увидеть, что митр. Антоний делает различие между Богом Ветхого Завета и Иисусом Христом.
«Бог Ветхого Завета, Бог древних религий был Богом непостижимым, Богом страшным и в Его святости Богом недоступным. И вот в Евангелии раскрывается Бог доступный и простой — но какой ценой!»
И далее из книги «О слышании и делании» с.14.
«Весть  о том, что Бог, Который для всех народов земли и даже для еврейского народа был Тем, Кого Пророк называет «Бог вдали», т. е. Бог страшный, Бог такой великий, что к Нему подойти нельзя, Бог, о Котором пророки и подвижники говорили: «Горе мне! Я видел Бога, мне остается только умереть…», — что этот Бог, перестал быть Богом издалека и стал нам так неописуемо, так неизмеримо близок».
«Это Бог (Иисус Христос), Которого мы можем не только любить, не только трепетать перед Ним, но Бог, которого мы можем почитать и, говоря человеческим языком, «уважать», потому что Он взял на себя всю ответственность за Свой первичный акт сотворения человека и за страшный, поистине страшный, но тоже дивный дар свободы».
Есть один как будто шуточный, но на самом деле очень глубокий отрывок из беседы м. Антония: «…спор одной моей прихожанки — она была христианкой — с мужем, который христианином не был. Сорок лет их совместной жизни он старался доказать ей никчемность христианства, и, однажды, придя в отчаяние, она ему сказала: «Как ты можешь так говорить,  когда Сам Бог был сначала иудеем, а потом стал христианином?!» (выделено  мной).
По-моему, отец Антоний на стороне этой прихожанки.
Тот же митр. Антоний говорит, что Бог явился к нам в образе Иисуса Христа — Бога любви!
Но категоричней всех и четче сказала маленькая св. Тереза из Лизье: «Бог умер в Сыне Своем Иисусе» и «На смену закону страха пришел закон любви».
Отец Георгий в том же очерке говорит: «Как же понять тогда творящееся в мире зло? Да не надо его понимать — с ним надо бороться. Побеждать зло добром, как зовет нас апостол Павел: больных лечить, нищих одевать и кормить, войну останавливать и т.д. Неустанно. А если не получается, если сил не хватает, тогда склониться перед Твоим крестом, тогда хвататься за его подножие, как за единственную надежду».